Что западные комики рассказывают о России

Россия — одна из главных тем в американской избирательной кампании но не только в ней: о России много и охотно шутят западные комики, причем даже те, кто никогда в ней не был.

Об этом сообщает Meduza.

В основном, это набор штампов про водку, балалайку, медведей и Владимира Путина верхом на лошади. И, конечно, про акцент. В подборке собраны юмористические передачи нескольких последних лет в которых рассказываются, какими представляются Россия и россияне западным комикам.

Комик канадского происхождения Рассел Питерс любит шутить над всеми народами в мире. Про Россию, правда, набралось немного: он отметил, что «как дела?» созвучно с английским «cock dealer» (сленговое обозначение мужчин, занимающихся проституцией), а русский мат звучит так, будто кого-то тошнит от выпитой водки.

Заодно Питерс рассказал историю про русских сантехников, которые хорошо выполняли свою работу, но почему-то называли его только по фамилии и при этом непременно гоготали. Так комик узнал еще одно русское слово.

https://youtu.be/pEz5Gkkt4m0

Американский комик Крис ДʼЕлия утверждает: русские никогда ничему не рады. Даже «Диснейленду». А 12 байкеров, которые каждый день приезжали в кофейню рядом с его домом, выглядели так, будто ненавидят все вокруг, включая свои мотоциклы. Кроме того, ДʼЕлия изобразил «русскую» походку — с максимально опущенным подбородком, за которым не видно горла.

Южноафриканский комик Тревор Ноа, сменивший легендарного Джона Стюарта в The Daily Show, считает русский акцент пугающим — в отличие от русской речи. Как-то он услышал, как кто-то идет по улице и говорит на английском с русским акцентом, а затем переключается на русскую речь. «Из международного преступника он тут же превратился в иммигранта», — делится впечатлением Ноа.

Дэн Содер развивает идею Тревора Ноа: комик «включает» русский акцент, когда чувствует, что ему грозит опасность. Это, по его мнению, помогает отпугнуть грабителей.

Луи Си Кей — единственный в этой подборке, кто делится впечатлениями о России, увиденной своими глазами. Комик побывал в Москве в середине 1990-х и столкнулся в ней с нищетой и бездомными детьми, нюхающими клей в метро. Но даже тут Си Кей увидел то, что сейчас принято называть «смекалочкой»: кто-то попросил у одного из токсикоманов клей, чтобы заклеить подошву обуви.

Для комика иранского происхождения Маза Джобрани Россия прежде всего ассоциируется с жесткостью. Он столкнулся с этим в баскетбольной секции, в которую привел юного сына. В конце занятия тренер раздавал стикеры лучшим игрокам. Если бы это был американский тренер, стикеры достались бы всем, но русский наградил только тех, кто действительно были лучшими.

Еще одним свидетельством «жесткости» России Джобрани называет убийство бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне: вместо того, чтобы испортить «врагу государства» тормоза, подстроив аварию, его отравили радиоактивным полонием (Россия эти обвинения отрицает).

Леонардо ДиКаприо, конечно, не комик, но его история хорошо перекликается с остальными в подборке.

Рассказав о прыжке с дважды нераскрывшимся парашютом, актер перешел к самому страшному моменту в его жизни: однажды у самолета, в котором он летел, взорвался двигатель. А в салоне сидели одни русские. И они были пугающе спокойны.