Вряд ли найдется в Украине такая институция, которая не побоится открыть мою выставку, – художник Давид Чичкан

Журналист ИНФОТАБа пообщался с известным украинским художником Давидом Чичканом.

7 февраля 2017 года неизвестные в масках разгромили выставку “Утерянные возможности” Давида Чичкана, поскольку усмотрели в его работах сепаратистские смыслы. Сейчас же, в конце упомянутого года, мы обсуждаем с художником это неприятное событие, общаемся о его творчестве и месте в нем политики, а также интересуемся планами на будущее.

Давид Чичкан

Расскажите, как изменилась ваша творческая и личная жизнь после скандала в Центре визуального искусства?

Я бы не называл это скандалом. На мою выставку в Центре визуальной культуры совершили нападение ультраправые, разорвали и украли мои работы – графику, а также разнесли сам Центр и самое главное – избили охранника. Не то чтобы моя жизнь как-то изменилась, я лично не первый раз столкнулся с ультраправым насилием.

Давид Чичкан. Работа “Сталося, що сталося. А не що хотілося” до погрома.

Но я, конечно, пострадал: я лишился своего гонорара за выставку, над которой долго работал (все деньги институции ушли на покупку защитных панелей и услуги адвокатской конторы) и своих трудоемких работ. Вышло все очень анекдотично: на мою выставку, которая предупреждала о вреде и опасности ультраправых, напали ультраправые.

Давид Чичкан. Работа “Сталося, що сталося. А не що хотілося” после погрома. Фото: Дмитрий Ларин

Впоследствии в экспозицию, исследующей цензуру выставки кураторского объединения “Худрада” в музее Тычины (в рамках Киевской биеннале), мою пережившую нападение работу не допустила администрация музея, опасаясь нападения ультраправых. И хотя его вероятность была очень сомнительна, их страх можно понять. В итоге получилась еще одна иллюстрация того, насколько опасны ультраправые и их методы, ведь эта ситуация проявила, что посредством запугивания им уже удалось установить гегемонию: организаторы выставок, будь то даже государственные музеи, чувствуют себя настолько слабыми и незащищенными, что, опасаясь погромов, заведомо избегают тем, которые цензурируют ультраправые. В знак протеста против цензуры и самоцензуры со стороны администрации музея “Худрада” закрыли все работы в экспозиции, в ответ на что музей закрыл выставку.

Организуя следующую выставку, будете ли вы думать об усиленной безопасности?

Вряд ли найдется теперь в Украине такая институция, которая не побоится открыть в своих стенах мою выставку.

Триптих, посвященный декоммунизации украинских социалистов. Фото: Дмитрий Ларин

Чтобы вы порекомендовали художникам, чтобы не допустить подобных инцидентов с погромами?

Я советую всем, кто собирается работать с тематикой ЛГБТК, феминизма, критикой правых, консерватизма и капитализма понимать, что такие выставки могут закончиться погромами. Стоит задумываться об усиленной охране таких выставок и вообще оглядываться на улице, ведь полиция редко кого защищает от ультраправых, и редко наказывает последних за насилие.

Как вы думаете, почему некоторые посетители выставки и представили политических организаций усмотрели в ваших работах сепаратистские мотивы?

Потому что сейчас такое время, когда все друг друга обвиняют в пособничестве сепаратистам за неимением другой обвинительной аргументации. Хочу привести в пример события с организацией левых националистов “Автономный Опир”. Нацики спокойно называют ветеранов АТО агентами кремля, если последние не разделяют с ними расизм, сексизм, гомофобию и приверженность капитализму.

Давид Чичкан. “Знамя анархо-синдикалистов – оружие пролетариата”

Однако же на выставке я сам обвинил украинских ультраправых в пособничестве сепаратистам и империалистистским властям РФ, чем по моему убеждению и разозлил их так сильно. Но посудите сами, если я не прав: к примеру, отправляясь в зону АТО, ультраправые нашивают себе на форму свастики и таким образом сами создают картинку для пропагандистского российского телевидения, и дискредитируют украинскую армию и общество в глазах мировой общественности. На стороне ЛДНР воюют в тоже время российские ультраправые с такими же нашивками.

Как вы думаете, связан ли скандал, случившийся в Центре визуального искусства, с усиливающимся пуританским отношением к искусству у населения в целом или это проявление радикальных взглядов отдельных политических организаций?

В этой ситуации у населения никакого отношения к искусству мной выявлено не было, а было выявлено некоторое подыгрывание правым радикалам, осознанное и неосознанное. Сами правые радикалы когда действуют, пытаются прикрыться неким социальным заказом, а общество потом радостно верит в то, что оно само этот заказ давало. Многим по моему наблюдению легче сказать что проблемы нет, чем эту проблему решать, проблемой я называю правый радикализм.

Давид Чичкан. Без названия. 2015 год.

Как вы считаете, как обстоит ситуация с арт площадками в Украине? Появляются ли новые платформы для демонстрации работ художников по сравнению с предыдущим и годами?

Площадки появляются, но ориентированных на критическое искусство как и прежде не хватает.

Давид Чичкан. Портрет черного знамени. 2016 год. Из проекта “Во время войны”

Коммерциализация «убивает» художника и его работы?

Я считаю коммерциализацию искусства проблемой в целом, так как она порождает профессиональных художников, которые отчуждают остальных людей от творчества. В тоже время профессиональных художников она зачастую заставляет ориентироваться на мейнстрим. О себе же я могу сказать, что всегда господствую над содержанием своего творчества, при любых обстоятельствах, и во многом мой труд от меня не отчужден, то есть мой труд освобожден, даже когда монетизирован.

Давид Чичкан. Месть. 2016 год. Из проекта “Во время войны”

Какие реформы следует провести в нашей стране, чтобы улучшить ситуацию с арт-рынком в Украине?

Я в этом не разбираюсь, и в целом меня мало интересует арт-рынок, хоть я и вынужден продавать свои работы.

Какие творческие планы на будущее? Какие выставки с вашими работами можно ожидать в ближайшее время?

Творческие планы на будущее скромные: рисовать новые работы, по мере финансовых возможностей печатать репродукции с этими работами и расклеивать по городу – делать, как я это называю, перманентную уличную выставку, ведь, рисуя изображения, я ориентируюсь не только на тех, кто ходит в галереи.

Посоветуйте украинских художников нашим читателям, с творчеством которых следовало бы ознакомиться?

Мне хотелось бы обратить внимание на работы первого, как говорит моя супруга, современного украинского художника Тараса Шевченко, а также Георгия Нарбута, а из ныне живущих – Анатолия Белова, Евгении Белорусец, Александра Павлова, Валентины Петровой, Мыколы Ридного, Никиты Кадана, Ксении Гнилицкой, Вовы Кузнецова, Романа Минина, Анны Звягинцевой, Даны Косминой, Марии Куликовской и Андрея Осадчого, Дмитрия Мрачника. Этот список имен можно еще продолжать, однако необходимо где-то остановится. Напоследок я скажу, пользуясь ситуацией, что мне очень нравятся технически и композиционно старые работы Ильи Исупова, но политически он мне неприемлем, поэтому с его творчеством я знакомится не рекомендую.

Общался Антон Визковский

для ИНФОТАБа

Загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...